?

Log in

No account? Create an account

Брифинг лучших учителей России по теме ЕГЭ

Сегодня в пресс-центре РИА Новости состоялся брифинг, посвященный теме Единого госэкзамена. Проблемы и перспективы ЕГЭ оценивали практикующие педагоги: учитель математики и директор московской школы №1060 Михаил Случ, директор московского лицея №1535 Михаил Мокринский и учитель математики Петергофской гимназии императора Александра II из Санкт-Петербурга Дмитрий Гущин.




С самого начала конференции слово взял удостоенный звания Учителя 2010 года Михаил Случ, который и задал тон всему обсуждению. В первую очередь, Случ указал на то, что обрушившаяся на ЕГЭ критика, главным образом, затрагивает нравственные устои общества, которые вряд ли изменились за полвека. Московский математик напомнил собравшимся о том, какое вече можно было наблюдать у памятника Пушкину в Москве во время сдачи выпускных школьных экзаменов еще в советские времена. Темы для сочинений, например, добывали во Владивостоке еще до того, как московские школьники садились за парты.



Предложив сразу отделить этот аспект от серьезного обсуждения плюсов и минусов внедряемой системы Единого государственного экзамена, Михаил Случ особо подчеркнул ситуацию в образовании в последние годы перед введением ЕГЭ в России. В 1990-е и 2000-е годы старшие классы многих школ пустели, так как выпускные экзамены мало что решали, зато каждый ученик, стремившийся поступить после школы в вуз, активно занимался на подготовительных курсах и с репетиторами, которые зачастую натаскивали будущих абитуриентов на конкретные экзамены в конкретных вузах.

Отличную аллегорию для ситуации с неприятием процедуры и результатов ЕГЭ предложил Михаил Мокринский, который вкратце описал ее как неготовность общества смотреться в зеркало. С его точки зрения, больше всего критики Единого госэкзамена рождается именно от неудовлетворяющих результатов сдающих школьников. Прежде все были уверены в том, что общеобразовательная система в России самая лучшая, а вот конкретные результаты общей проверки повергли всех в шок.



Стандартизация - очень важный момент, привнесенный ЕГЭ в отечественную систему образования. И сам Мокринский более всего ратует за скорейшее переформатирование на общую систему оценок, чтобы избавиться от субъективизма в оценках знаний школьников вне зависимости от места их проживания - в глухой провинции, крупном городе или в столице.

Прежнюю практику поступления в вузы Мокринский назвал упрощенно игрой "Посади доцента в лужу", потому что причина для подготовки с репетиторами была простой - вступительные экзамены принимались с несколько иной терминологией, поэтому самостоятельно мог сдать только ученик, подготовленный настолько, чтобы переводить полученные задания на общеупотребительный язык и для решения использовать уже свои знания и методы.

Учитель математики из Санкт-Петербурга Дмитрий Гущин сразу обрисовал необходимые условия успешного развития института ЕГЭ. Для успешности такой формы аттестации, по его мнению, Единый госэкзамен должен стать ближе и понятнее обществу. Нужно, чтобы ученики и учителя получили возможность не один раз пробовать свои силы в сдаче подобных экзаменов, а одной демонстрационной системы, которую предоставляет Минобрнауки для этого мало.



Чтобы избежать особенно неприятных инцидентов надо еще и позволить всем сдавшим экзамен посмотреть свою работу. Эксперты проверяют уже отсканированный материал, и совершенно правильно было бы дать возможность видеть свою работу, в том числе и после проверки, самим учащимся. Это устранит все проблемы с апелляциями, так как предоставит гораздо больше прав всем участникам процесса. Вдобавок, следует сделать статистику ЕГЭ общедоступной.

Многое еще предстоит развивать и на уровне технического обеспечения Единого госэкзамена, использовать видеорегистрирующую аппаратуру и системы глушения мобильной связи. При этом важным Дмитрий Гущин считает обязательное ознакомление учащихся с подобными примерами использования специальных средств, что заранее отвратит многих от желания рисковать на самом экзамене.

Все участники брифинга сошлись во мнении, что ЕГЭ нуждается в совершенствовании, а не в отмене, потому что настоящий эффект от Единого госэкзамена уже есть, просто сама по себе система пока еще молодая, ошибки есть и опыта маловато, но все это преходяще. Обязательно должно измениться отношение академического общества к ЕГЭ, потому что одними веб-камерами на головах всех учеников моральные проблемы не решить. Учащийся еще до ЕГЭ должен иметь опыт сдачи больших комплексов заданий, опираться на уверенность в том, что школа его не подвела и подготовила к ним, а самое главное, четко осознавать, чем может грозить наплевательское отношение к учебе в будущем.

Как и ожидалось, в заданных участникам брифинга вопросах сразу всплыла тема падения уровня образования. На это Гущин справделиво заметил, что такого просто не может быть, потому что за два года, что существует ЕГЭ такого произойти не могло. Тем более, экзамен не может учить кого-то мыслить, он существует для проверки знаний. Дети учатся одиннадцать лет, а ЕГЭ только фиксирует полученные результаты.



Михаил Случ после этого опять вспомнил о приведенном Мокринским сравнении с готовностью смотреться в зеркало, отметив, что в данном смысле недовольство вузовских профессоров не только наносит самый тяжелый удар по ЕГЭ, но и одновременно является наибольшим достоинством Единого госэкзамена, потому что это отчетливый шаг вперед в отношении оценки знаний абитуриентов по непрофильным для вуза предметам.



Михаил Мокринский подвел итог дискусии, отметив наиболее важное: ЕГЭ подталкивает к качественным переменам в системе образования, которой пока не хватает дальнейшей детализации. Стандартизация оценки знаний представляет собой мощный инструмент для достижения стратегических целей, он позволит следить за динамикой, соотноситься с различными типами школ, учитывать все аспекты при принятии решений.



А причиной недовольства профессорского состава вузов Единый госэкзамен является в последнюю очередь, подчеркнул Мокринский. За последние 25 лет произошли серьезные изменения в ориентированности учащихся. Теперь их заботит не исключительно академический аспект их обучения, они настроены получать практически ориентированное образование, чтобы стать успешными в выбранном ими виде деятельности. Российская школа как наследница советской изначально заточена на то, что любой успешный ученик будет поступать в вуз. Такого нет нигде в мире. В лучшех европейских гимназиях процент тех, кто продолжит образование в университетах не высок. Вот самый важный фактор, за ним просто не успевают перестраиваться наши вузы.

В российском обществе постепенно формируется новый заказ, основанный на прагматическом подходе к образованию. Этот процесс идет трудно и долго, и Единый госэкзамен призван помочь этот переход осуществить.

Фоторепортаж подготовлен Сообществом гражданской журналистики  специально для mon_ru
3
Комментировать

(без темы)

14.07.2011 16:41 (UTC)

netottam

Всегда был сторонником ЕГЕ , как независимом показателе успеваемости.
Но идея придумывать всякие технические глушилки для борьбы со списыванием выглядит не красиво. Так и видится призывная комиссия в военкомате с голыми призывниками. Такие проблемы надо решать другими средствами. Проблема не в мобильниках, а в разрешениях на звонок. Если невозможно где-то создать ответственную приемную комиссию, значит нужно применять иные формы сдачи экзамена. Зачем всех оглушать глушилками.

(без темы)

15.07.2011 14:31 (UTC)

viktor3333

Понравилось про зеркало! В оригинале это звучало так: нечего на зеркало пенять, коли рожа кривая.
По-моему, очень хорошая статья, и вполне здравые идеи.

(без темы)

17.07.2011 22:50 (UTC)

qdinar

Надо перевести ЕГЭ на языки обучения школ. Если это сделают, есть опасность, что переводчики передадут вопросы и ответы школьникам. Но я думаю, все вопросы и ответы по всем предметам может перевести 1 или 2 человека. Например я про себя подумал что я смог бы перевести все вопросы и ответы на татарский язык. (Вопросы и ответы по учебным предметам языков и литератур на этих языках переводить не надо). Надо или найти переводчиков которым можно доверять, я думаю, что для перевода на татарский язык можно доверять истинным мусульманам, или надо со времени начала перевода до окончания экзаменов следить за переводчиками :( . Но я думаю, с точки зрения московских чиновников, им наверно сгодятся и немусульмане, те, которым можно доверять на уровне доверия к.. или доверять больше чем.. составителям заданий.

Комментировать